30 августа 2012 г.

interview: Rik Peeters (Am I Dead Yet!, Millions of Them)


Ещё одно интервью, взятое Сашей для блога catchingupmyself, но увидевшее свет здесь.
По сути интервью менее о музыке, а более о внутреннем мире и убеждениях бывшего вокалиста бельгийской группы Am I Dead Yet!.
Довольно интересно, почитайте.

catchingupmyself:Спасибо, что согласился на интервью.
Для начала расскажи, чем ты занимаешься, когда начал играть?
Rik Peeters:Меня зовут Рик. Сейчас я работаю учителем в школе для умственно отсталых, аутистов и проблемных детей. Это уже шестой год моей работы в этой школе. Что касается музыки, я начал петь в своей первой группе Wasted Land в 1997-ом после того, как попал в среду скейтеров и стрейтейджеров. Но наиболее активной моя деятельность стала к 2002-му (Mashnote Records, дистро, Интернет-журнал). Самыми значительными проектами для меня, безусловно, стали Am I Dead Yet!, в частности европейский тур, создание с друзьями лейбла Mashnote Records и моя нынешняя группа Millions of Them.

catchingupmyself:Расскажи поподробнее о своих группах (Am I Dead Yet!, Arse Moreira, Millions of Them). Как вы собрались? Откуда пошло название? И, возможно, немного информации об участниках.
Rik Peeters:Am I Dead Yet! был недолговечным проектом, мы играли, по сути, всего 1 год (лето 2005 – лето 2006). Но это было прекрасное время, т.к. мы стали частью сцены, где наступило золотое время для React With Protest/Cry Me a River. Мы познакомились с огромным количеством интересных людей, с которыми до сих пор поддерживаем отношения. Мы старались играть в радикальной DIY-атмосфере и работать как можно больше. Название для группы придумал наш друг из группы SL-27, звучало оно отлично. Сейчас все участники, кроме меня, осели, обзавелись семьями.
Как наверняка известно, Arse Moreira были мексиканской командой, и я вокалил только в одной песне (на сборнике Emo Apocalypse compilation). Так что, я, по сути, не был частью этой группы.
Millions Of Them собрались в 2008, а не так давно мы выпустили 12” на Adagio830 Records. Я не был знаком ни с кем их участников, кроме Кевина, гитариста, который играл в Reply, лучшей группе, когда-либо существовавшей в Бельгии. Название нашей команды несет достаточно агрессивный, человеконенавистнический характер, т.к. нам противны около 95% людей, окружающих нас. Мы до сих пор чересчур озлобленно смотрим на мир и не можем справиться с разочарованиями и болью, сохранившейся еще с подросткового возраста. Мы любим жизнь, но презираем социум, т.е. именно те 2 вещи, которые трудно разделимы. У меня есть еще команды: метал-группа Plague Town и сладж-группа, которая только собралась, поэтому название мы еще не придумали.
Millions of Them играют абсолютно другую музыку, в отличие от Am I Dead Yet! На сетах мы играем как злые и обезумевшие животные и умудряемся в 20 минут впихнуть все наболевшее. Когда Роберт (Adagio830) сказал, что хочет издать нашу 12”, я был безумно счастлив! Уже во второй раз один из моих любимых европейских лейблов издает мою пластинку. Серьезно, я просто счастливчик!

catchingupmyself:Несмотря на разницу в культуре, языке, обычаях, есть то, что нас объединяет, – музыка. Какие идеи DIY близки лично тебе? Множество групп распалось, время изменилось, ни о чем не жалеешь? Как ты относишься к словам Louise Cyphre «Our punkrock your friendship» и к идеям Ampere об эскапизме и проблемах DIY-культуры?
Rik Peeters:Начнем с того, что я ни о чем не жалею, и, честно говоря, не музыка объединяет нас. Человека определяет его мировоззрение, образ мышления, и от этого уже исходят предпочтения в музыке. Музыка – это средство, способ отобразить то мировосприятие, которого мы придерживаемся, но, в конце концов, выходит, что это ВСЕГО ЛИШЬ музыка. Значение имеет твое мировоззрение и взгляд на жизнь. Да, здесь есть место и эскапизму, но, честно говоря, я плохо знаком с текстами Ampere. Мысли об эскапизме часто посещают меня. Каждое утро я просыпаюсь в надежде найти способ спрятаться от общества в течение дня, в любой момент. 24/7. Хотя, должен признаться, с этой точки зрения моя жизнь более чем прекрасна. Мне кажется, что если это самое большое, чего я смогу достигнуть за всю жизнь, тогда я доволен. Но в то же время я знаю, что мне хочется большего (хотя, на самом деле, это «меньшее», но не в том суть). Тем не менее, окружение часто огорчает меня. Мне все равно, если они забросят музыку. Но мне будет чертовски обидно, если они отрекутся от своей истинной ментальности, застрянут в жизненном круговороте «работа-еда-сон-друзья» и променяют осознание каждого момента жизни, полного остроты и приключений, на скуку безопасного бытия, основанного на традиционных отношениях между мужчиной и женщиной, семейной иерархии и трудовых обязательствах.

catchingupmyself:Что ты думаешь о России и русских? Может, придерживаешься каких-то стереотипов? Случаешь какие-нибудь русские группы?
Rik Peeters:Как бы поверхностно я ни был осведомлен о жизни в России, ваша страна представляется мне государством, где все держится на коррупции, огромном социальном неравенстве и шапках-ушанках. А, нет, еще мне вспоминается Арнольд Швардцнеггер, который выбивает все дерьмо из больших дяденек в сауне! И наци-блондиночка по имени Ильза. Хотя для меня Россия - это огромное количество серых депрессивных городов, где куча нищих и обездоленных пьянчуг (как в «Декалоге» Кеслевского), с одной стороны, и красивейшее место, которое напоминает мне об одном из моих любимейших фильмов - Дерсу Узала, с другой. Я слушаю некоторые русские дэт-метал группы в роде Abominable Putridity и Monumental Torment.

catchingupmyself:Что самое важное для тебя при написании текстов? И на чем строились тексты Am I Dead Yet! (с цитатами, если можно)?
Rik Peeters:Тексты Am I Dead Yet! складывались в результате эмоциональных терзаний, подросткового страха быть подверженным критике со стороны различных социальных институтов, таких как церковь и различные политические организации. Каждая группа, к которой я имею непосредственное отношение, служит для меня способом высвободить эмоции. Мне жизненно необходимо как-то выпускать скопившуюся энергию. Я очень вспыльчив во время концертов и мало беспокоюсь о том, что обо мне думают окружающие. Только так я смогу сохранять здравый ум и стабильность. Необходимости выражать свое критическое отношение обычно не возникает. Как вы думаете, если я пишу, например, о сексизме, то будут ли гитарист или барабанщик рвать на себе волосы и сходить с ума на сцене во время сета, потому что они в тот момент думают сексизме? Конечно, нет! Они сходят с ума, потому что в них бушует огромное количество негативной энергии, и они пытаются скреативить, освобождая ее.

catchingupmyself:А как насчет французов Celeste? Cerebrus с текстами о смерти, изнасилованиях, человеческих пороках и жестокости? Или японских Killie? Думаешь, такая музыка необходима? Или у тебя есть другие примеры подобных текстов, любимые группы?
Rik Peeters:У Chokehold в LP есть строчка: “The only music that's a pulse, is music that's a threat”. Возьмем, к примеру, ранних джазовых или блюзовых музыкантов. Узнав об их жизни, мы поймем, что есть причина, по которой эта приятная, льющаяся музыка так нас трогает. Ведь многие из них пережили тяжелую жизнь, полную страданий. Или послушайте записи Кертиса Мэйфилда, прочтите его стихи. Согласитесь, что эта музыка не была бы так привлекательна, если бы Мэйфилд и его друзья жили в другое время. Советую послушать песню “The other side of town”.
Причина, по которой хардкор и панк заинтересовали меня, была в том, что основная часть той сцены была абсолютно прямолинейна, там не было пиздаболов, люди абсолютно честно выражали свое отношение к определенным сферам жизни и не боялись этого. Музыка была и остается способом сказать о своем несогласии с действующим порядком вещей. И я говорю о музыке, у которой есть причины для агрессии, а не та, что играет как пустая, шумная, надоедливая игрушка.

catchingupmyself:Расскажи немного о местной сцене, откуда ты.
Rik Peeters:В Бельгии никогда не было большой андерграунд сцены. Не знаю почему, но все группы, в которых я участвовал, больше ценились в Германии, Франции и США. Когда какие-нибудь стоящие хардкор/панк группы уезжала в тур, они часто проезжали мимо Бельгии. У Am I Dead Yet! проблем с фанатами не было, но Millions of Them здесь не популярны. На наш концерт В РОДНОМ ГОРОДЕ в прошлом месяце пришло всего 5 человек! С нами хотят работать только американские и немецкие команды, немецкие лейблы готовы издавать нас, организовывать туры и т.д. У нас есть много хардкор команд, которые достаточно популярны внутри страны, но они редко куда-либо выезжают, потому что не являются частью уже налаженной DIY-системы сотрудничества (React with Protest, Crucificados, Per Koro, Stonehenge, Adagio830). Мне нравятся Sunpower, King Terror, Reno and Allocation. Мы все из Антверпена, самого большого города в датской части Бельгии, и здесь всегда есть, что делать. Почти каждый день здесь проходят различные выставки, концерты, представления, показы и при этом по хорошей цене. Мне нравится здесь, хотя я бы хотел когда-нибудь переехать во Францию…

catchingupmyself:Что значит быть человеком в современном мире? Музыка помогает тебе по жизни? И как по-твоему она может изменить человеческую жизнь?
Rik Peeters:Быть человеком западного мира в 2012-ом, значит быть рабочей пчелкой в системе, которая хочет, чтобы ты был достаточно умен, чтобы делать элементарную бумажную работу и работать с машиной, но и достаточно тупым, чтобы работать усерднее за меньшие деньги. Значит быть мамами и папами, как того от тебя ждут. Значит любить, как все. Если музыка – это средство, то она может расширить твой кругозор и заставить вылезти из своей коробки, поможет изменить жизнь. Но это сложнее, чем кажется, когда роскошь и благополучие продаются на каждом ходу, когда единственный способ заполучить их – плясать под дудку каждый день с 9 до 5. Нам нужно что-то изменить в своем привычном складе ума, и уже есть люди, которым порядком надоела это заведенная работа, но их мало. Я в поиске единомышленников. Музыка, которую они слушают, книги, которые читают, кино, которое смотрят, места, которые посещают, - все это дает мне надежду.

catchingupmyself:Как, по-твоему, не потерять уверенности в себе сегодня? Люди находят тысячи причин говорить о страшных, пугающих вещах, происходящих в мире, но мало кто осмелится сказать, что происходит в душе каждого из нас. Есть много песен, текстов о жестокости, проблемах личности, быстротечности жизни и больших неудачах, но никто не предлагает решения этих проблем. Возможно, не сейчас, но все-таки мы сможем оставить общество, где нет ярлыков, именований, модных лейблов, для следующих поколений. Где наша страсть, призыв к революции?
Rik Peeters:То, что может изменить нашу жизнь, находится прямо у нас под носом. И нет такого гения, который бы дал нам все то, чего мы заслуживаем! Любая критика в песнях какой-либо панк/хардкор команды – это отрицание той действительности, в которой он/она существует, и это «человеческая действительность». Любая такая действительность, созданная человеком, обречена на провал. Коммунизм в вашей стране распался, потому что был утопичен, капитализм распадется, потому что утопичен. То, как мы строим наше общество (школы, политика, обычаи, правила, законы), - все утопично.
Я никогда не буду уверен в человеке, который живет согласно идеологии капитализма или любой другой утопической идеологии. Избавление от нее невозможно за одно поколение, но это НЕОБХОДИМО, если мы хотим выжить, как вид. Вот почему мы должны создавать группы и кричать о том, что все идет не так! Но в тоже время, ты должен научиться сосуществовать с телом, душой и окружающей средой, которые были тебе даны.

27 августа 2012 г.

Football, etc. - Self-Titled (7") (2010)


Инди-сцена с налетом 'эмоциональности' в блоге освещена довольно-таки скудно, в основном из-за однообразия и скучности команд.
Но в данном случае шикарно всё. Прекрасно. Восхитительно. Семерка группы Football, etc.
Нет, я правда не ожидал, что она будет настолько крутой.
Купил её невзначай, почти случайно, просто хотел подарить её кому-нибудь. Решил послушать и с первых нот я был поражен. Нежный женский вокал гитаристки\вокалистки Линдсей, завораживающие гитарные и басовые партии, этого я явно не ожидал услышать. Ребята явно были вдохновлены такими командами как Mineral, Dahlia Seed или My Bloody Valentine.
Вообще группа на слуху, известная, выпустила LP, сплиты с Empire! Empire! (I Was A Lonely Estate) и Square Business и еще парочку записей, включая эту.
Селфтайтледная семерка с двумя песнями, Away Game и XXL. Away Game правда, как я говорил потрясающая, после неё XXL кажется немного безликой, однако она тоже неплоха.
Издана семерка силами трех независимых лейблов Strictly No Capital Letters,
Count Your Lucky Stars и Keep It Together Records в 2010 году. Оформление более чем скромное, нет даже лирики. Уже стало вполне себе нормой в релизы вкладывать download-коды на скачивание их, вкладыш был и здесь. Оцифровывать винил я не стал, выложу, так называемый диджитал рип, который я скачал, используя код.
Не знаю что ещё сказать. Семерка удивила, и я ознакомлюсь с творчеством Football, etc. поближе. Советую и вам.

24 августа 2012 г.

I Have Dreams


Как это часто происходило в 90-е, когда жизни многих команд были слишком коротки, история I Have Dreams началась совсем с другой группы. Этой группой были New Ethic. Образовавшись 1998 году в Таллахасси, штат Флорида, New Ethic в этом же году перестали существовать, успев записать лишь одну трехпесенную демку. Причиной распада группы послужила смерть гитариста Дэниэла, который погиб в автокатастрофе. Свой последний концерт New Ethic сыграли в августе 1998 года, где на месте Дэниэла играл его лучший друг Майк Хансон.
Примерно через два месяца, едва оправившись от потери друга, свет увидел новую группу, которая состояла из Аллена Комптона и Майка Питерса на вокале, Майка Хансона на гитаре, Бена Силса на басу и Клейтона Риклика на барабанах. Группа получила название «I Have Dreams». В 1999 году ребята записали демо «Three Days ’Til Christmas», в которую вошли 5 треков. Музыкально I Have Dreams представляли собой
достаточно своеобразное эмо\скримо с двойным вокалом. Просуществовав около полугода, в апреле-мае 1999-го I Have Dreams распались. Несмотря на короткую историю и малочисленность записей, I Have Dreams были больше, чем просто группа. Майк Питерс говорил на реюнион шоу, что это была попытка справиться с болью, которую ребята чувствовали после смерти Дэниэла. И вправду, лирика на «Three Days ’Til Christmas» от первого до последнего слова посвящена ему, в связи с чем демо вообще больше напоминает эпитафию.
«Я помню, что твое сердце всегда сияло ярче всех, и утро наступает слишком рано, когда мне снится, что ты все еще жив. На улице холодно, но закаты по-прежнему прекрасны. Я не могу поверить, что ты больше не вытащишь меня из окна просто побегать без какой-либо цели, ведь цель не имела значения, потому что на самом деле не важно, куда ты идешь и что ты делаешь, важно то, с кем ты. Я был с тобой, а ты был со мной, и все было на своих местах. Мне жаль, что я не могу сказать тебе, что солнце никогда не перестанет светить, пока я думаю о тебе. Когда я думаю о тех днях, когда весь долбаный мир принадлежал нам. Каждая крыша в городе. Когда я думаю о тех днях, когда я держал за руку самого лучшего друга, который у меня когда-либо был».
После распада I Have Dreams Майк, Аллен, Бен и Клейтон играли в A New Kind of American Saint и кто-то из них - в Levy Park All-Stars.
22 декабря 2001 года I Have Dreams сыграли отличное реюнион-шоу в Cow Haus. Перед последней песней Майк Питерс расплакался прямо на сцене. Еще одно шоу было сыграно совершенно случайно в Thunderdome, во время совместного концерта Levy Park All-Stars с Майком Хансоном, который выступал сольно. Там были все, кроме вокалистов, Аллена и Майка.
После этого I Have Dreams окончательно ушли в прошлое, вписав в историю эмо-музыки шестнадцать минут искреннего отчаяния, боли и трагизма.

23 августа 2012 г.

Drowning in Lethe


Drowning in Lethe забавная группа из Сиэттла. Собралась летом 1999 года под впечатлением таких групп как Saetia, At the Drive-In, Three Mile Pilot. Сначала их было четверо: Casey Moore (барабаны), Casey Counard (вокал), Carl Johnson (гитара) и Adam Barsana (гитара). И назывались они совсем не Drowning in Lethe, назывались они The 13th Legacy. Им немного подпевал Kevin Counard, который выполнял функции второго вокалиста, но не на постоянной основе. В 2000 году он окончательно влился в The 13th Legacy. После того, как в группу пришел Кевин, то гитарист Карл перестал появляться на репетициях и вскоре ушел из группы.
Парни долго подыскивали ему замену, причем решили всё-таки взять в группу басиста, а не второго гитариста. И они нашли его, им стал Nick Cappelletti.
Пришел Ник и группа решила сменить название. Долго думали над этим и вот уже у них запланировано дебютное выступление, а названия всё нет. Почти перед концертом им всё же в пришло в голову название Lethe. Лета, река забвения в древнегреческой мифологии. Чуть позже оно было видоизменено на Drowning in Lethe. Примерно в это же время Кевин стал играть на клавишных, при этом продолжая выполнять функции вокалиста.
2001 год, тур Drowning in Lethe по западному побережью. Они издали демку на CD-R приуроченную к данному достаточно знаменательному событию в жизни группы.
На демке были восемь песен, шесть из которых будут позже изданы на других релизах.
А что вообще играли Drowning in Lethe? Это было странноватое, неказистое и угловатое эмо. Да, именно так, я не знаю как его описать.
Крик сменялся чистым вокалом, а я яростные гитарные партии вдруг прерывались клавишными. Это забавно, интересно, но не очень цепляюще. Кроме одного трека, на их первом релизе (не считая демку). Первым релизом стала семёрка в 2002 году. На ней было 4 песни и одна, как я уже сказал, мне запомнилась и полюбилась больше всего. Она носит название Backwards The Boreal Horizon. Красивая композиция с нужной вставкой клавишных и спокойного вокала. Трогательно, хоть и сопливо.
Остальные три трека именно такие, как я описал чуть ранее. Странные. Отрывистые.
В том же 2002 году выходит сплит с крутыми Deadseraphim. Я уж не знаю, что связывало эти две команды. Две песни от каждой из групп. Drowning in Lethe продолжили стиль семерки, но эти две песни были чуть яростнее дебютника. Deadseraphim намного лучше, к слову. Pictora Pilota Records издал этот сплит, семерку первую издал он же (вообще сплит он издал раньше семерки, но какая разница).
Также в феврале 2002 года группа немного покаталась по Орегону, выступая с Akimbo и группой Кейси (барабанщика) Vats of Blood.
В 2003 году Drowning in Lethe садятся писать лонгплей. 10 песен планировалось записать в мае, выпустить уже к декабрю и озаглавить Alpine Lakes Wilderness.
Я не знаю что случилось, но LP так никогда и не увидел свет. Группа еще существовала весной 2004 года, но думаю примерно в это время и канула в Лету. Кейси кроме Vats of Blood также играл в The Assailant, Адам Барсана в Murdered in Mexico и The Mercy House Youth, ещё кто-то в Ravenn Woods, March 15th, Skyline Divide, Fires to the East и других.
За время своего существования Drowning in Lethe играли со второсортными командами (по крайней мере из нескольких их афиш, которые я видел) и были преданы реке забвения. Я, да и многие из вас, могли узнать о ней лишь по сплиту с Deadseraphim.
Как бы то ни было, группа странная и хотя бы одного прослушивания заслуживает. Да и начало трека Backwards The Boreal Horizon у меня постоянно крутится в голове.

21 августа 2012 г.

Class of 84


Class of 84 были названы в честь одноименного фильма, вышедшего в 1982 году в Канаде. Я смотрел его, и это чистый такой трэш, в котором учитель мстит своим ученикам-панкам за то, что они изнасиловали его жену. Ну да ладно, парни Class of 84 собрались где-то в 1995 году, их было трое: Rett Peek (гитара\вокал), Sam Murphy (бас\вокал), Lee Buford (барабаны). Были они из Литл-Рока и продолжили линию, взятую их соотечественниками William Martyr 17, Chino Horde и Five-O.
Во время Class of 84 барабанщик играл в группе Divine Hook-Up с участниками William Martyr 17, ещё он играл в Lorna Doom. Басист Сэм играл в Chinese Girls и параллельно в Ricochet Rocket. Играть ребята начали сразу у себя дома, с локальными группами Soophie Nun Squad, Thumbnail и принимали гостей из Германии Rusty James. Я смотрел живое видео Class of 84, живьем они экспрессивностью не отличались, но выступали качественно.
Также Ли Бэдфорд создал лейбл Landmark Records на котором и была издана первая и последняя запись Class of 84 семерка, пять песен. 1996 год, совместно с File 13 Records (конечно же, самый известный лейбл Литл-Рока).
Class of 84 достойный "подростковый" (участникам Class of 84 было лет 16-17) эмо\хардкор, два кричащих вокала. Это Литтл-Рок стайл эмо, упомянутые Thumbnail и William Martyr 17 были бы уместным сравнением. Да и вообще парни впечатлялись как местой сценой, так и революционным летом (на фотке слева можете видеть, как у гитариста на ремне нашивка Rites of Spring).
Примерно в том же 1996 году группа распалась. Сэм продолжил играть в Ricochet Rocket, Ли играл в очень хорошей группе Everyone Asked About You, а позже с парнем из Full Service Quartet создал группу The Body.
В 2007 был снял фильм про панк-рок сцену Литл-Рока под названием Towncraft (Notes From A Local Scene) и чуть позже был издан одноименный сборник, приуроченный к выходу фильма. На этом сборнике были и Class of 84 с песней The Past Is The Past, которую я, к моему удивлению, не смог найти. Находил несколько отрывков и могу сказать, что эта песня по стилю продолжает семерку и неплоха. По крайней мере то, что я успел услышать.
Вообще я бы хотел купить этот крутой бокс сет, который содержит в себе сборник, фильм и книгу. В книге наверняка много интересных историй, которые я бы мог вам рассказать.
Ну, как минимум одну я уже рассказал. Группа Class of 84.

14 августа 2012 г.

interview: Oliver Krebs (Yage)


Это интервью с Оливером (вокалистом Yage) взял Саша для своего блога catchingupmyself. Но он решил не продолжать вести блог по различным, в основном личным, причинам. Он передал мне несколько интервью, которые успел взять, но не успел опубликовать. Я опубликую их здесь. Что ж, вот одно из них. Небольшое. Совсем небольшое.
Оливер Креббс. Группа Yage.

catchingupmyself:Привет! Представься, пожалуйста. Чем ты занимаешься? Когда начал играть?
Oliver Krebs:Меня зовут Оливер (или просто Оли), живу в Кельне, Германия, в мае мне исполнилось 39. Я начал заниматься музыкой с 1990 года, играя в Cryptic Youth и Blurred Vision, c Yage – с 1997 года.

catchingupmyself:С какой целью вы собрались, что было главной идеей? Как все начиналось, и повлияли ли на вас какие-либо хардкор или эмо команды? Расскажи о сцене тех времен, с кем сдружились.
Oliver Krebs:Yage – это Боуи/барабаны, Даниэль/басс, Стефан/гитара, Никита/гитара и я/вокал. С Никитой мы познакомились на концерте в 96-ом, слушали одну и ту же музыку, вместе ходили на концерты и играли наши любимые песни в небольших клубах. И в какой-то момент мы решили собрать группу, к тому же нашлись люди, которые посодействовали нам в этом. Внутри группы царила атмосферы большой дружбы. Даже несмотря на то, что у всех нас своя жизнь, и связываемся мы часто, Yage занимает большое место в жизни каждого из нас. Мы были частью DIY-сцены, которая на тот момент и так была немногочисленна, устраивали несколько концертов на нашей репетиционной базе. Что касается организации туров, концертов и прочей деятельности, здесь между различными командами тоже была очень крепкая связь.

catchingupmyself:Расскажи о японском туре с Envy.
Oliver Krebs:Это было грандиозное событие, организация была на высоте, никогда ничего пободного не испытывали. В том числе и люди были очень доброжелательны. Помню в одну ночь в Токио, когда мы спали, началось землетрясение. Было безумно страшно, но, как видно, мы остались живы, ничего серьезного.

catchingupmyself:Как ты открыл лейбл? Откуда пошло его название? Если можно, расскажи немного о релизах.
Oliver Krebs:Как я уже сказал, все основывалось на DIY, поэтому логично было издаваться самим. Музыка занимает огромное место в моей жизни, и этот лейбл стал для меня попыткой самореализоваться. EarthWaterSky начал существовать в 1999 году с издания 7” Yage. Позже было еще около 25 релизов. Мне посчастливилось познакомиться со многими интересными командами, в том числе Off Minor, Amanda Woodward, Hot Cross, Airpeople, Lack, Engine Down.

catchingupmyself:Какие идеи DIY-сцены близки лично тебе, и какую роль она, по-твоему, играет в современной музыке?
Oliver Krebs:Думаю, главное преимущество DIY в том, что он основывается на личных контактах, что только сближает людей.

catchingupmyself:Немного странный вопрос, но как ты представляешь Россию и русских? Понимаю, ты наверняка не задавал себе подобного вопроса.
Oliver Krebs:Нет, я уже думал об этом! К сожалению, нам не выпало шанса приехать в Россию, но не теряю надежды. Хотелось бы узнать больше о вашей стране, но на таком большом расстоянии достаточно тяжело представить другую культуру.

catchingupmyself:Что ты можешь рассказать о Maggat и Engrave?
Oliver Krebs:Maggat – участники Robocop Kraus. Неплохие ребята, мы ездили с ними в тур (Engrave/Maggat/Robocop Kraus).

catchingupmyself:Как, по-твоему, не потерять самоуверенность в сегодняшнем мире? Люди находят тысячи причин говорить о страшных, пугающих вещах, происходящих в мире, но мало кто осмелится сказать, что происходит в душе каждого из нас. Есть много песен, текстов о жестокости, проблемах личности, быстротечности жизни и больших неудачах, но никто не предлагает решения этих проблем. Возможно, не сейчас, но все-таки мы сможем оставить общество, где нет ярлыков, именований, модных лейблов, для следующих поколений. Где наша страсть, призыв к революции?
Oliver Krebs:Согласен, нужно сперва научиться свободно говорить о таких вещах. Идеальным было бы создать организацию, отвечающую за независимое существование каждого из нас, ведь сейчас достаточно тяжело сохранить в себе эту свободу, но многие стараются, как могут. И я не исключение, стараюсь прожить свою жизнь сознательно и свободно.

catchingupmyself:Как думаешь, что оставили Yage после себя?
Oliver Krebs:Не могу сказать, что люди думают о Yage, вам виднее. Но мы должны осознавать, что нам отводится не такой большой период времени для того, чтобы жить. Думаю, смысл жизни заключается в том, что оглядываясь назад, ты чувствуешь себя счастливым. И, вспоминая о Yage, я действительно счастлив.

catchingupmyself:Как вы пишете песни? Что вас вдохновляет? Меня всегда поражало то, сколько вложено усилий для того, чтобы передать все эти пейзажи и море эмоций.
Oliver Krebs:В конце нам особенно тяжело было писать песни, на это уходило много времени. Нас вдохновляло многое: концерты, люди, с которыми мы знакомились, эмоции, которые мы испытывали на концертах, и свобода, которую ощущаешь во время игры. В общем, это было превосходное время, после которого мы выросли как в музыкальном, так и в жизненном плане.

10 августа 2012 г.

The VSS


The VSS. Легенды Колорадо. Я решил написать про них и пост немного нестандартный. Я решил не собирать скрупулезно целую гору информации, иногда и не совсем нужной, как это делаю обычно, а просто перевести пару их интервью и из этого составить текст. По-моему получилось довольно неплохо и интересно. Ну что ж, The VSS.
Сонни Кей такой же панк, как и любой другой в Колорадо, хоть он это и отрицает. «Что бы ни случилось, нас всегда будут причислять к панк-року», - говорит он о своей команде The VSS. «Но по-моему, то, что сегодня называется панком, не только не имеет отношения к тому, что происходило 15, 20 лет назад, но и к нам тем более. Я считаю, мы стоим отдельно. В смысле, это все равно, что сравнивать нас с кем-нибудь типа Offspring».
Это оправдывается и тем, что ребята сами родом из Боулдера. Кей и его друзья гитарист Джош Хьюгс, басист Энди Ротбард и барабанщик Дейв Клиффорд собрались после распада Angel Hair. Angel Hair, в состав которых входил и Хьюгс, выпустили 4 семерки и один ЕР на различных независимых лейблах, а также проехали туром по США. В итоге, о них услышали на Западном побережье и в Южной Калифорнии и написали в таких национальных издательствах, как “Maximum Rocknroll" и “Flipside”.
Однако Angel Hair стали жертвами собственного успеха, и, когда барабанщик Пол Йанакито зимой 1994-го уехал в Сан-Франциско, Кей и Хьюгс решили изменить курс. «В Angel Hair мы как будто застряли, не в состоянии идти дальше. Мы играли для себя, это нас и ограничивало. Последние несколько песен действительно удались, но мы не могли уже позволить себе их играть, приходилось менять всю суть. Это было похоже на длинный темный тоннель без выхода в конце. Но с Angel Hair был приобретен и огромный опыт, который позволял нам двигаться в любом направлении."
Путь, избранный Кеем, Хьюгсом и остальными, имел нечто общее с прямым и агрессивным панком Angel Hair, но все таки значительно отличался. VSS играли быстрый, резкий, раздражающий, но в то же время притягательный и более "интеллигентный" нойз, нежели их братья по "цеху". Тихий и манерный в общении, на концертах Кей ведет себя поистине безрассудно, в то время как остальные словно одержимые отчаянно выплескивают энергию на протяжении сетов, редко длящихся более получаса , а сами песни звучат как единое целое.
Музыканты придают большое значение поведению на сцене. "Мы стараемся выглядеть как можно более "театральнее". Обычно все хардкор и панк концерты проходили таким образом, что группа просто играла на сцене, и вроде как незачем задумываться о том, чтобы развлекать слушателей. И это именно та причина, по которой мы здесь", - говорит Кей. "Только снобы заставляют людей скучать".
Первая семерка, записанная в марте 95-го на студии Time Capsule в Денвере, "приукрашена за счет органа, бэк-вокала и пр., чего мы избегаем или не можем осуществить во время живых выступлений", - говорит Кей.
Как считает Хьюгс, в результате получился мелодичный зверь с уникальным рычанием. "Многие относят нас к нью-вейву, возможно, потому что многие нью-вейв команды подались в электронщину. У Bauhaus, Tones on Tails, Echo and the Bunnymen присутствуют танцевальные мотивы. Мне кажется, все пошли в одном направлении, хотя нью-вейву следовало бы в какой-то мере пойти по тому же пути, что и мы".
Летом 95-го музыканты направляются в 3-недельный тур по городам восточного побережья, успех которого показал, что the VSS отныне являются частью не только местной, но и национальной сцены. "Мы играем на оба побережья, поэтому не могу назвать нас исключительно колорадской командой".
Этим объясняется и переезд группы в Сан-Франциско зимой 95-го. Кей собирается продолжать работу над лейблом Gold Standard Laboratories (GSL), который он создал еще в 1993-м. Однако он понимает, что ему придется отказаться от места менеджера Боулдеровского Клуба 156 Университета Колорадо, одного из тех, что на тот момент определяли панк-рок. Но, наблюдая за бесконечным количеством групп, играющих панк-рок, Кей понимает, что настало время двигаться дальше. "Создавая the VSS, я рассчитывал, что это станет нечто намного интересное, чем то, чем я занимался последние 3 года. Мы не хотим ограничивать себя в панк-роке."
1996 год. Единственный LP Nervous Circuits. И вот что говорят парни о записи и издании этого превосходного релиза.
Сонни Кей:
“Nervous Circuits” был записан в начале осени 1996 года. Группа переехала из Боулдера в Сан-Франциско и сняла репетиционную базу в районе Тендерлойн, в котором на тот момент установился высочайший уровень преступности в городе. Мы долгое время не могли найти подходящий лейбл, записи выпускались со значительным опозданием, да и не в том виде, как нам хотелось бы. Но однажды я встретился с Лансом Ханом в баре Bottom of the Hill, и он был удивлен, что до сих пор никто не предложил нам записать LP. В общем, в скором времени наш альбом уже был на очереди к изданию в студии Honey Bear, которая, к слову, была «ответвлением» Revolver USA, также принадлежащей Лансу. Можно сказать, это событие стало толчком к дальнейшему нашему продвижению на сцене.
Выжив после безумного лета, во время которого Джош подменял гитариста Unwound во время их тура по западному побережью, мы, наконец, сели за запись альбома где-то в середине августа. Мы все рассчитывали, что этот альбом подытожит серию выпущенных синглов и ЕР, но никто из нас не предполагал, что это будет наш единственный LP. Мы никогда не скрывали своих музыкальных предпочтений, особенно Дейв, и лепили странный гибрид, взяв понемногу от Birthday Party, The Cure времен Pornography, Гэри Ньюмана/Tubeway Army, ранних Public Image Limited, Swans и The Doors. Не помню, чтобы мы хоть раз сидели и долго спорили, мы были на одной волне, представляя собой коллективный разум. Равнодушие к хардкору, которое пустило свои корни в Angel Hair, в The VSS только расцвело, хотя мы и понимали, что именно «хардкорщики» посещали наши концерты. У нас были и союзники в лице Mocket, Satisfact и Brainiac. Проще сказать, мы пытались выбраться из коробки, противоставляя глупой задавленной серьезности, именуемой в то время «эмо». Мы старались привнести холодной отчужденности и эстетической затененности в звучный мир самобичевания и личной скорби, в котором красовались группы лейблов Ebullition, Council, Repercussion, загнанные в рамки действительно стоящих Rites of Spring.
Как помню, я очень долго сидел над текстами. Да, сейчас это дается мне с легкостью, могу писать как по команде, но тогда это было нелегко. Я часто ездил в Беркли в Национальной Лаборатории Лоуренса в попытке расслабиться, смотря на Золотые Ворота и постукивая ручкой в пустой лист бумаги. Сейчас уже понимаю, что это была попытка смириться с печальной действительностью моего существования. Ведь я вырвался из небольшого студенческого городка и приехал в огромный калифорнийский мегаполис, где меня, как выпускника колледжа, скорее всего, ожидала черная работенка. Я боролся с этим, но в то же время понимал ненадежность своей/нашей ситуации. Мы разрушали общественное строение панк-сцены, частью которой неизбежно стали. Но сложность была в том, чтобы говорить о некоторых вещах так, чтобы их тяжело было понять, т.е. я стремился к чему-то абстрактному, поэтическому, сложному, вызывающему.
Альбом был записан в конце октября в Денвере, кульминацией чего стало наше 30-минутное выступление на складе в канун Хэллоуина. В конечном итоге, этот альбом стал единственным. Могу сказать, это была небольшая возможность для 4 человек, готовых начать с чего-то старого в надежде прийти к новому.»
Дейв Клиффорд:
”Оглядываясь назад, могу сказать, что этот альбом стал основным и самым вдохновляющим проектом, в котором мне приходилось участвовать. Несмотря на проблемы с записью, сведением и моими ограничениями как барабанщика, меня больше всего поразило, что во время записи все казалось возможным. Хоть мы и старались создать звук, воплощающий наши самые странные цели, он не звучал избито и банально.
На тот момент, мы с Энди Ротбардом (басистом/клавишником) жили в небольшом доме на несколько человек к югу от Сан-Франциско, в Эксельсиоре. В течение дня мы выматывались на работе, а затем тут же ехали на 3-4-часовую репетицию и так 5 дней в неделю. Как-то мы с Энди слушали диск Stooges “In Miniature”, и я подумал, почему бы не попробовать сыграть нечто похожее.
В другой раз я из своей комнаты слышал играющую запись Леонарда Коэна у Энди наверху. Приглушенная и измененная через толстые стены гитара Коэна звучала как грохочущий механический гул тысячи синтезаторов, а голос – как протяжная многоголосая колыбельная. Примерно так родился этот глухой стук в треке “Nervous Circuits”.
Все то время, что мы работали над записью, мне казалось, что я никогда не слышал музыку с эстетической стороны, а скорее ради настроения, вслушиваясь, как определенные звуки растекались в новый мощный, неповторимый голос. У нас было море звуковых идей и мы, не задумываясь, старались из воплотить.
На тот период я интересовался такими «напыщенными» философами, как Антонен Арто, Жиль Делёз и Феликс Гваттари, чьи идеи я старался перенести на музыку. Помимо этого слушал ритмичные «этнические» песни, как например балийский гамелан, болгарские народные песни, а также Funkadelic, соул 60-х, словом, что угодно, кроме современного андерграунда. Я начал играть на барабанах всего за год до того, как мы начали писать альбом, и поэтому мне было тяжело избегать игры в стиле Jesus Lizard, которого многие придерживались в то время. В то время как вместе мы внесли огромное количество идей и веяний, каждый нашел для способ к видению абстрактного, отвлеченного и созданию уникального. Это время навсегда запомнится мне тем общим понимание цели и совпадением художественных взглядов, которым мы были объединены”.
Оглядываясь назад, можно сказать, что после Нирваны борьба звукозаписывающих лейблов за "новый успех" чуть не уничтожила андерграунд как таковой. В попытке оградить свою субкультуру от "мусора", музыканты середины 90-х старались вообще избегать все, что, по их мнению, испорчено мейнстримом. Именно в такой среде и появилась команда Angel Hair из Боулдера, вошедшая в первую волну, как их позже назовут, скримо-групп. Прямой и агрессивный панк-рок Angel Hair был с восторгом встречен публикой. "В 90-х на заре Нирваны и Green Day было очень тяжело оставаться "настоящими", - говорит Сонни Кей, вокалист Angel Hair и выпускник Университета Колорадо в Боулдере 95-го года. "Нам просто нравилось играть, и это была большая возможность для нас".
Однако эта возможность исчезла, когда Кей по возвращении из рождественской поездки обнаруживает, что группа распалась. Он решает направить свои усилия в новом направлении, создав the VSS, группу, которая впоследствии изменит облик панк-рока. Но это будет долгий и тяжелый путь, достигнувший своей высшей точки в 2008 году, когда переиздается альбом "Nervous Circuits". Кей переезжает в Лос-Анджелес, где почти в течение 10 лет вместе с гитаристом Mars Volta Омаром Родригез-Лопезом работает над их совместным лейблом Gold Standard Laboratories (GSL). На концертах группа использовала электронику, синтезатор, освещение, словом, то, чем сегодня никого не удивишь, но что было кощунством для любой панк-команды того периода.
"Это было больше похоже на бой, в котором все равно проиграешь." - говорит Кей. "Мы находились в среде панк-рока, где основу составляла DIY сцена, сосредоточенная преимущественно в Европе, которая была настолько политизированной и пуританской, что к нам отнеслись равнодушно, но с осторожностью. Люди были возмущены, что мы засоряем их драгоценный панк-рок, и этого можно было ожидать. Все шло в своей логической последовательности."
Помимо всего прочего, группой заинтересовался панк-зин "Maximum Rock'n'Roll", который до появления Интернета, являлся одним из законодателей вкуса. Все группы жили и умирали за то, чтобы MRR говорил о них, и о the VSS он... ничего не сказал. "Maximum Rock'n'Roll так ничего и не написал о нас, потому что у нас были клавишные", - считает Кей. "Зин, уже как целая организация, оказывал огромное влияние на массы".
Как вспоминает Кей, даже дома их не принимали с положенным радушием:
"Первый концерт мы устроили в Боулдере у меня в подвале, где за 3 месяца до этого состоялся последний концерт Angel Hair (январь 1995го), и публика по сути не изменилась, но они ничего не поняли." Виргил Дикерсон, владелец денверского Suburban Home Records и аналогичного ему Vinyl Collective, в 1995-ом был студентом Университета Колорадо и работал с Кеем над университетским Program Council, организовывая концерты в Клубе 156. По его словам, разница между прямолинейным подходом Angel Hair и звуком The VSS была огромной.
"Когда я впервые услышал the VSS, был просто озадачен, даже не понял, что они делают." По его словам, музыкальная сцена на тот момент состояла в основном из поп-панк и традиционных рокерских команд.
"В Боулдере они были белой вороной".
Джейсон Хеллер, редактор местного журнала Onion, так же играл в одной из местных команд, когда the VSS только собрались.
"Большего всего меня выбил синтезатор. В любом другом случае я бы подумал, что это слишком наворочено, но, оказалось, они пытались придать своей музыке духа 80-х."
Кей не жалеет, что поставил the VSS на путь революции. Его привлекала нетрадиционность, противоречащая сущность команды.
"Главная причина всех наших действий - это закостенелость национальной сцены, которая все больше обращалась к пуританским обычаям. И это просто становилось скучно и предсказуемо."
Но были и те, кто видел перспективу в the VSS. Среди них был Ланс Хан, ныне покойный фронтмэн панк-группы J Church и владелец Honey Bear Records. Хан согласился издать пластинку, но Кей не поддержал идею, и пластинку, и дело свернулось.
"В течение последних 10 лет это было невозможно. В GSL я постоянно получал письма, с вопросами об альбоме", -говорит Кей.
Он вместе с другими членами группы начали планировать ремастеринг альбома, но, когда в 2007-ом GSL перестал существовать, ребята начали искать другой лейбл, чтобы переиздать "Nervous Circuits". И выбор пал на Hydra Head Records, лейбл, известный своим вниманием к деталям и выделяющимися обложками к пластинкам и дисками.
"Их самих привлекла эта идея, и они готовы были сделать все, что мы попросим. Мы, естественно, согласились."
Сейчас Кей работает над новой группой вместе в Рокки Крейном, гитаристом его последнего проекта Year Future. По его словам, обе группы - самостоятельные образования, иные по стилю и возникшие в результате творчества the VSS.
"Изначально все создавалось как способ выразить уважение к той эстетике, которая была отвергнута и презираема хардкором того времени. Вот то, что мы пытались донести до людей."
В июне 2012 года The VSS объявили, что хотят сделать небольшой реюнион, переиздать LP, семерки и совершить концертную прогулку по Америке.
Никакой конкретики более они не объявили, так что ждём.

2 августа 2012 г.

Aspergers - Self-Titled (CD) (2012)


Моё летнее путешествие в город на берегу Невы преподнесло мне небольшой сюрприз, новый диск Aspergers.
Об этих ребятах я знаю достаточно давно и наблюдать за их развитием было всегда приятно. Куча релизов, как уже вышедших, так и запланированных, надеюсь парни реализуют все свои планы.
Видел их живое выступление всего однажды, на МИКе в 2011 году и мне очень понравилось, вот очень очень. Басист Антон без проблем перекрикивал без микрофона все звуки леса, пьяных крастеров и свой бас, прямо как Джефф Смит. Да, только слепой и глухой не заметил бы, ммм, влияния Jeromes Dream на Aspergers.
На данном диске как перезаписанные старые хиты, так и новая композиция. По названием Ugly. И мне она не понравилась. Затянутый трек, мне по душе бодрые песни не более минуты-полторы, черт, например их Ryer in the Catch однозначный хит длительностью всего 36 секунд. Ну да ладно, зато остальные три песни, а это Jiojika 6 Ot, Three-day Weekend и 22:22 хороши. Особенно Jiojika 6 Ot и старенькая Three-day Weekend, именно таких Aspergers я бы и хотел слушать. А еще на диске есть скрытое аутро
Оформление диска довольно забавное, обложка из гофрированного картона и сделана она таким образом, что достать диск и бумажки довольно проблематично. Ничего лишнего, лирика, бумажка со спасибками и немного информации. Всего подобных копий будет сделано 20-30, в будущем будет другое издание данной пластинки.
Диск хороший. Правда хороший. Aspergers это лучшее, что у нас есть на данный момент. Я не преувеличиваю. Пока лучшее.